Обзоры и анализ рынков, маркетинговые исследования
 

Новинки

Все новинки

Поиск по сайту

Еще в разделе:

Обзор российского рынка водки
Обзор мирового рынка водки
Обзор мирового рынка алкогольных напитков
Обзор мирового рынка водки
Обзор рынка чая
 

Ювелирная отрасль и отношение к ней государства

До 2003 года драгоценные металлы и драгоценные камни приравнивались к валютным ценностям, их оборот контролировался государством на основании ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле». Для учета специфики ДМДК с 1998 года действовал ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях». А серьезность контроля подчеркивали статьи 191 и 192 Уголовного кодекса РФ. Соответственно, оборот ДМДК курировал обособленный Департамент драгоценных металлов и драгоценных камней Минфина России.

С 2003 года ДМДК выведены из перечня валютных ценностей ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле». Был ликвидирован Департамент драгоценных металлов и драгоценных камней Минфина России, и кураторство над отраслью перешло в Административный департамент Минфина России, став лишь одной из многочисленных сфер интересов Департамента. Однако блок отраслевого законодательства претерпел при этом лишь косметические правки. Так, в УК РФ сохранились фактически антиконституционные статьи 191 и 192, а из ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» были лишь убраны ссылки на ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле».

К сожалению, на настоящий момент нет каких-либо государственных актов, четко позиционирующих роль для государства как расширенной «ювелирной отрасли», так и отечественной ювелирной промышленности в частности. Нет обнародования государственных приоритетов в развитии как расширенной «ювелирной отрасли» в целом (за исключением ее сырьевого сектора – развития добычи золота, металлов платиновой группы и алмазов). Все это делает сложным взаимоотношения между ювелирным бизнесом и ветвями государственной власти: несмотря на бесчисленные обращения к государству участников ювелирной отрасли, никакой ответной реакции со стороны ветвей власти, как правило, дождаться не удается.

Позицию государства по основным отраслевым вопросам можно представить как необоснованное и реально ничем не мотивированное стремление сохранения контроля над любыми бизнес-процессами в сфере ДМДК. Главный и как правило, единственный аргумент в возражениях Правительства РФ, Администрации Президента РФ на предложения отраслевых форумов и законопроектов о реформировании отраслевого законодательства – это возможное снижение контроля за теми или иными операциями со стороны государства. При этом практически ни в одном отрицательном отзыве на инициативу не приводится фактических аргументов, свидетельствующих об экономической нецелесообразности их внедрения в жизнь.

Становится непонятной основная линия в отношение государства к обороту ДМДК: если основные интересы государства – это максимальное сохранение контроля за любым оборотом ДМДК, то в чем заключается конкретная экономическая (или политическая) выгода для государства от такого контроля? А если цель государства какая-то иная, то почему нет фактической либерализации отраслевого законодательства, насущная потребность в котором абсолютно очевидна практически для всех участников рынка?

Можно с уверенностью предположить, что сегодня конкретные шаги государства по реформированию отраслевого законодательства (точнее, их отсутствие) в сфере добычи и обращения ДМДК полностью диктуются интересами добывающего (сырьевого) сектора отрасли.

Строгость отраслевого законодательства подкреплена невероятно жестокой нормой уголовного преследования за нарушение рассредоточенных по различным подзаконным актам и вовсе неоднозначных «правил» обращения ДМДК. Статья 191 Уголовного кодекса РФ наказывает за нарушение несуществующих «правил» обращения ДМДК даже более строго, чем в ряде случаев за совершение убийства – до 10 лет лишения свободы. Несмотря на соответствующее решение парламентских слушаний 2005 года, законопроект ликвидации явно устаревшей Статьи 191 УК РФ так и не был подготовлен.

Существующая строгость законодательства, возможность всеобъемлющего контроля государства за любой операцией с ДМДК от момента их добычи до момента продажи готового изделия конечному потребителю, дает возможность добывающим компаниям отрасли (в первую очередь, АК «АЛРОСА») эффективно использовать все государственные ресурсы. В том числе – задействовать структуры МВД и ФСБ в процессе охраны на объектах добычи и первичного оборота, экономя, тем самым, деньги самих хозяйствующих субъектов. Т.е. отраслевое законодательство фактически позволяет за счет государства сокращать расходы частных добывающих бизнес-структур (пусть даже и принадлежащих государству на уровне контрольных пакетов). Не говоря уж о том, что легитимность подобного подхода явно противоречит как антимонопольному законодательству, так и международным (и российским) базовым стандартам общегражданского законодательства, данное положение вещей в отраслевом законодательстве безусловно вредит развитию «не сырьевых» сегментов расширенной «ювелирной отрасли». Фактически, «заложником» интересов сырьевого сегмента оказывается промышленность, обрабатывающая ДМДК и занимающаяся производством ювелирных и иных изделий с их использованием.

Аналогична ситуация со Статьей 192 УК РФ (аффинаж отходов и лома драгоценных металлов), находящейся в глубоком противоречии с нормами ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях». В настоящее время возбужден ряд уголовных по обвинению руководителей ювелирных предприятий по Статье 192 УК РФ, несмотря на то, что обвиняемые действовали в строгом соответствии с нормами ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях».

Между тем, в 2003 году все драгоценные металлы и драгоценные камни были выведены из перечня валютных ценностей, приведенном в Федеральном законе «О валютном регулировании и валютном контроле». Таким образом. Формально с 2003 года оборот всех ДМДК стал определяться лишь общим гражданским законодательством с учетом специфики, прописанной в Федеральном законе «О драгоценных металлах и драгоценных камнях». Но дело в том, что содержание норм этого закона как раз-то и базировалось на нормах старой редакции Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле», по которой все ДМДК являлись валютными ценностями.

Приведение ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» в соответствие с новой редакцией ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» было выполнено формально: совершенно не меняя содержания норм закона по существу, в «обновленной» редакции ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» были лишь удалены ссылки на ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле».

Главная       :       Обзоры       :       Рынки       :       Регионы       :       Исследования       :       Контакты
RVIEW.ru © 2007-2015,  Использование информации | Скорость интернета | Онлайн оценка авто